Хранилище статей, электронных книг и документов

Библиотека

Условия размещения

Условия опубликования

Наиболее читаемые публикации

Наиболее загружаемые публикации

Условия обслуживания

Контакты

О нас

Политика конфиденциальности

ЧаВо

Список авторов

Услуги Русбиз

Решения

- B2B Портал

- Бизнес для бизнеса

- Интернет маркетинг

- Готовые решения для Веб-сайтов

А так же

Маркетинговые исследования

Создание электронного каталога товаров и услуг

Реклама на сайте

Журнал

Станьте нашим подписчиком! Вы будете бесплатно получать ценную и актуальную информацию по электронной коммерции.



Главная  l  Вегетарианство

Вегетарианство

Размещено Максим Федоров  l July 04 2007  l  Просмотров: 5379

ГЛАВА V
Вегетарианство

Официальная наука не признает вегетарианства. Ученые, занимающие профессорские кафедры, физиологи и врачи, в большинстве случаев убеждены, что человек не может обходиться без мясной пищи.

Вот напр., что мы читаем в одном новом учебнике физиологии, написанном немецким профессором:

«Для того чтобы получить пищу, в которой отдельные вещества, белки, углеводы и жиры содержались бы в надлежащем отношении, человек принимает ее в виде соответственной смеси растительных и животных веществ. Блок берется главным образом из животной пищи, так как животные белки легче перевариваются, нежели растительные. Жиры получаются большей частью из животных припасов в форме жиров органов и масел, а в южных странах из растительных масел (оливковое масло). Углеводы дает мука злаков, картофель и т. д., главным образом, в виде крахмала, сахара и пр. Из всего этого ясно, что человеческий организм не может питаться одной только растительной пищей. Для того, чтобы добыть из нее количество белка, необходимое для поддержания равновесия, потребовались бы громадные количества растительной пищи, даже в хорошо приготовленном состоянии; при этом вводится ненужный и громадный излишек крахмала, а в особенности' большое количество клетчатки, которые очень затрудняют пищеварение и причиняют вред организму. Поэтому попытки вегетарианцев ограничить питание человека одной растительной пищей должны быть самым решительным образом отвергнуты. Кишечник у человека не приспособлен как у травоядных, к переработке больших количеств пищи, из которых он извлекал бы, рядом с прочими пищевыми веществами, необходимое количество белка. Если бы мы пожелали навязать кишечнику такую колоссальную работу на продолжительное время, то это могло бы быть сделано лишь в ущерб отправлениям других органов и главным образом головного мозга. Народонаселение, которое имело бы в своем распоряжении только растительную пищу, бесспорно отстало бы в культуре. Индусы и китайцы, которые живут большей частью растительной пищей, остановились на низшей степени культуры, несмотря на значительную древность последней. Кроме того, при исключительно растительной пище мышцы не могут долгое время работать так, как при смешанной пище, так как именно в мышцах происходит самый оживленный белковый обмен, хотя во время работы этот обмен не особенно повышается сравнительно с состоянием покоя. Рабочий нуждается в известном приток белка в пище (100—150 г ежедневно), и это количество не может быть уменьшаемо без вреда для здоровья и силы организма. Поэтому для рабочего полезно рядом с большим количеством растительной пищи вводить еще умеренное количество мяса. Чтобы сохранить пригодность солдата, он должен получать определенный суточный рацион мяса (1/3-1/2 ф). Тем не менее, можно без вреда переносить некоторое и даже долгое время отсутствие мясной пищи1.

Из приведенного отрывка видно, как слаба физиология питания.

Без всякой проверки повторяются старые выводы, будто человеку необходимо съедать 120 гр. белка и будто взамен мяса нужно поглощать какие-то невероятные количества растительной пищи. На самом же деле, подобные соображения только научные предрассудки.

Если можно некоторое и даже долгое время переносить отсутствие мясной пищи без вреда, то почему же нельзя переносить это отсутствие всю жизнь, когда войдет в привычку питаться исключительно растениями?

Все согласны, что человеку необходимо вводить в организм известное количество белков, углеводов и жиров. Все дело заключается в азотистом веществе, главную составную часть которого составляют белки. Углеводы всегда добываются из злаков, жиры можно получить, не убивая животных. Итак, вопрос сводится к следующему: действительно ли для поддержания жизни и сил человеческих требуется поглощать очень большое количество белков?

Если да, то трудно будет убедить людей в пользе вегетарианства. Очень большое количество белков легче переварить, если принимать его в виде мясной пищи.

Но наука до сих пор не пришла к положительному и единогласному решению, что такое белки и что с ними происходит в организме.

С химической точки зрения белковые вещества мало изучены. «Белковые вещества, говорит проф. Д И. Менделеев, составляют громадный класс органических, т. е. углеродистых, а именно углеродисто-азотистых соединений, неизбежно встречаемых в каждом организме до того, что каждая клетка растений содержит белковые вещества, а клетки животных организмов почти нацело состоят из белкового вещества, и жизненные отправления сосредоточиваются в тканях, содержащих эти вещества. Белковые вещества составляют одну из важнейших задач естествознания, но до сих пор, несмотря на массу исследований, сделанных физиологами и химиками для изучения белковых веществ, они не поддаются тем приемам, которыми удалось овладеть громадною массою других углеродистых веществ. Поэтому, поныне нельзя, не впадая в односторонность, дать сколько-нибудь отчетливое, но краткое химическое описание белковых веществ. Многие сведения прямо противоречивы, не удовлетворяют современным химическим требованиям и страдают неполнотою»2.

По учению известного физиолога Фойта, на которого до сих пор опираются защитники мясной пищи, азотистые и именно белковые вещества, несомненно, задерживаются в организме, во-первых, когда он растет или полнеет, во-вторых, для возмещения утраченных частиц. Но несравненно большая часть азота, поступающего в организм из пищи в виде белков, выделяется вместе с мочой в Форме мочевины; эта доля азота так велика, что в сравнении с нею первые две величины ничтожны; при опытах почти все количество азота, введенное в организм можно через несколько времени найти в моче. Если потребляется с пищею больше азота, больше выделяется и мо чевины и обратно. Но при слишком малой доставке азотистого вещества, в моче оказывается больше азота, чем было в пище и вместе с тем организм уменьшается в весе, т. е. теряет собственный белок. Следовательно существует нормальное наименьшее количество белковых веществ, которое необходимо ежедневно съедать, чтобы удержать организм в равновесии. Именно согласно опытам и наблюдениям, необходимо в среднем выводе 120 граммов (или 30 золотников) азотистого вещества.

Спрашивается, на что тратятся в организме белки? Полагали, что на работу, и действительно, белки могут служить таким же источником мышечной силы, как и жиры или углеводы. Но с одной стороны, при полном покое разлагается тоже нормальное количество белка, как и при работе; с другой стороны, оно оказывается достаточным и при усиленной работе, если только доставляются в избытке жиры или углеводы. Объясняется это следующим образом. Живые элементы тела, клетки, состоят из белка и омываются кровью, содержащей в растворе белок. Живые клетки оказывают на белок крови такое же действие, какое клетки дрожжевого грибка при винном или пивном брожении оказывают на раствор сахара; дрожжи разлагают сахар на спирт и углекислоту, а клетки животного организма разлагают белок на мочевину и безазотистую часть, которая в конце концов сгорает, подобно жиру, и превращается в углекислоту и воду. Если в кровь продолжает поступать белок из пищи, то в ней в каждую минуту имеется достаточное количество белка, и равновесие не нарушается. Если же белка поступает меньше, чем разлагается, то запас белка в крови довольно скоро истощается, и кровь превращается в слишком слабый раствор белка. Это влечет за собою важное последствие. Пока кровь богата белком, она не действует на белок клеток, подобно тому, как насыщенный раствор сахара не растворяет кусков твердого сахара. Если прилить воды к раствору сахара, разжидить его, то растворится новое количество твердого сахара. Точно также и в организме; лишь только кровь начинает разжижаться, она начинает растворять белок, находящейся в клетках. Поэтому при недостатке пищи количество белка в клетках, а, следовательно, и общая масса их, постепенно уменьшается, вместе с тем они требуют для разложения все меньшее и меньшее количество белка, и так идет до тех пор, пока организм не исхудает на столько, что будет довольствоваться тем количеством белка, которое поступает в кровь из пищи.

По воззрению, изложенному проф. Фойтом, белковое вещество является в нашем организме в двух различных видах, именно; во-первых, как составная часть тканей тела, мускулов и т; д., и тогда мы называем его органическим белковым веществом, или белком, циркулирующим в организме, как напр., белок кровяной лимфатической плазмы и тканевых жидкостей. Фойт принимает, что в обмене участвует не только органически, но также циркулирующий блок.

На это Пфлюгер возражает, что обмен веществ связан единственно с деятельностью живой клетки и что поэтому разложение белка может происходить только в клетках, которые содержат органически белок, а не в циркулирующих соках. Циркулирующий же белок нужно считать лишь материалом, из которого клетка заимствует и приготовляет органически белок.

А приват-доцент Герценштейн говорит о белках следующее:

«Белковые тела в животном организме играют исключительно важную роль, являясь главной составной частью протоплазмы, тканей, органов и соков. Главное назначение белков состоит в возмещении тканей, потребляемых организмом при обмене веществ. Воспринятые животным организмом белки подвергаются в нем процессам расщепления и окисления. Но помимо того животный организм должен обладать способностью переводить белки из одних видов их в другие. Воспринятый пищей белок подвергается изменениям уже в самом начале пищеварительных путей; под влиянием отделений различных желез, белки превращаются в пептоны и делаются способными быть усвоенными организмом т. е. могут быть восприняты всасывающими путями (Энцикл. Слов. Брокгауза и Ефрона т. V, стр. 206)».

Петерсон, написавший обстоятельное исследование о пище, говорит следующее:

«Количество органического белкового вещества в теле подвержено в высшей степени значительным колебаниям, потому 'что оно находится в прямой зависимости от количества белка в пище и уменьшается с такою же быстротою при уменьшении количества или полном отсутствии белка в пище.

Подобно тому, как растворимость сахара зависит от различных внешних обстоятельств, так и кровяная жидкость может растворять большее или меньшее количество белкового вещества, и это количество находится в тесной связи с содержанием белка в пище

Почти все количество белка, вводимого в организм, выходит из него через мочу, после того, как организм получил известную необходимую ему часть белкового вещества. Уже из этого мы должны заключить, что в цели природы вовсе не входило, что бы мы обременяли машину нашего тела белковыми веществами, так как каждый излишний плюс белка обременяет наши почки излишним плюсом работы и переутомлением. Если же мы, наконец, примем во внимание тот факт, что наименьшее количество белка в пище не приносить ни малейшего вреда, тогда как злоупотребление им ведет к печальным последствиям, то у нас и получится полное основание формулировать наш вывод следующим образом:

Чем меньше белка содержится в нашей пище, тем пища эта полезнее для нашего здоровья3.

Большинство физиологов до сих пор утверждает, что чем больше физической работы производит человек, тем больше белковых веществ он должен поглощать. Но Фойт, считающийся авторитетом у тех же физиологов, доказал, что организм, находящийся в полном покое тратить тоже количество белка, как и при работе. А проф. Мунк пришел к такому выводу: мускульная работа происходить главным образом на счет безазотистых веществ и только когда таковых нет в распоряжении организма, тратятся белки4.

Если нам недостаточно известно, что происходить с белками в нашем организме, то тем более мы не можем знать наверно, какое количество белков мы должны поглощать для поддержания равновесия нашего тела. Официальная наука любит непреложные истины (ибо за неимением непреложных истин позволительно сомневаться в научности науки), и она возвела в аксиому вычисление старых ученых (Либиха, Молешота, Фойта), будто взрослому человеку нужно в день не меньшее 118 г белков.

В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (т. XXIII под словом Пищевое довольствие), который многими считается последним словом научных знаний, сказано, будто растущему юноше нужно в день 100 гр. белков, а человеку старше 20 лить и переставшему расти 118 гр., взрослому рабочему 130 гр., а сильно работающему мужчине даже 145 г.

В том же словаре приведены вычисления Плейфера, названные очень интересными, согласно которым, требуется для взрослых при покое минимум 57 г белков, максимум 119, при умеренной работе 120, средней 153, сильной 160, напряженной 184 (т. X, под словом Диета).

Однако новейшие изыскания поколебали эти цифры Д-р Гиршфельд напр., (не вегетарианец) говорит, что у рабочего человека равновесие азотистого вещества достигается при употреблении ежедневно 35—40 г белка.

Взяв за основание женское молоко (в котором всего процент белков), Андрис доказывает, что человеку необходимо съедать в сутки приблизительно 33 грамма5.

Петерсон рядом опытов пытается доказать, что минимальное количество белка необходимое человеку это 22 грамма в день.

Таким образом, количество белка, без которого не может существовать человек еще далеко не установлено.

Но в одном согласны все, вегетарианцы и их противники.

Исключительное питание белком, говорится в выше цитированном учебнике физиологии Бернштейна, или пищей, очень богатой белками, не может считаться целесообразным для организма. При увеличении белка в пище соответственно увеличивается количество мочевины. В теле разлагается столько же белка, сколько всасывается. Если теперь пища будет состоять только или почти только из белка, то необходимо вводить очень значительные количества. Вследствие этого кишечному каналу приходится переваривать большие количества белка, что может вести в конце концов к расстройствам пищеварения. Далее, при этом условии организм нагружается чрезмерным количеством мочевины и сходных тел, которые как ненужные продукты разложения, оказывают вредное действие. Поэтому питание преимущественно белковой пищей нецелесообразно. Питание одним белком можно бы сравнить с тем случаем, когда мы пожелали бы топить печь или машину вместо дров и угля хлебными зернами. Такое отопление обошлось бы, во-первых, очень дорого и, во-вторых, при громадном количестве необходимого материала, оно дало бы слишком много излишних азотистых продуктов сгорания, которые портили бы машину.

Способность выделения почек не бесконечная, говорит Андрис. Если в организмы вводят слишком много белка, от них требуют усиленной работы, от которой почки воспаляются и почти совсём отказываются служить. От этого происходят еще более опасные последствия. Азотистые вещества, в излишке доставленные в пище, богатой белком, не выделяются уже в достаточном количестве и должны отлагаться в том или другом месте нашего тела в виде мочекислых солей и вообще пропитать и отравить весь организм. От этого происходят подагра, болезни мочевого пузыря, геморрои и разные воспаления.

В действительности же количество белков, потребляемое разными людьми в разных странах чрезвычайно разнообразно. Одни едят меньше, чем полагается по физиологии, другие гораздо больше. Из таблицы, напечатанной в книге Петерсона (стр. 15) видно, что земледелец в Германии съедает 80 г белка, городской рабочий 77 г, а врач в Мюнхене 172 г. Семья самого автора, вегетарианца, довольствуется 50 г белковых веществ в день на каждого.

Если для нашего питания достаточно 50 -70 грам. белка, такое количество легко извлечь из растительных веществ. За обедом не трудно съесть, напр., 1/8 ф. фасоли, ? ф. жареного картофеля и 1/8 ф. хлеба. Весь обед составит по весу только ? ф., а мы при этом воспримем 27 г белка. За ужином можно съесть порцию гречневой каши, выпить два стакана молока с 1/8 ф. хлеба, и тогда мы проглотим около 26 г белка. Всего 53 г. Прибавим к этому утренний кофе, два яйца в мешочек, две булочки и кусок сыра. В общем, в течение дня мы съедим 75 г белка.

Следовательно, и без мясной пищи мы можем получить нужное количество белковых веществ.

Стараясь теоретически обосновать вегетарианство, указывают обыкновенно на анатомическое сходство между человеком и обезьянами, которые, как известно, питаются исключительно плодами и никакого мяса не едят.

У человекообразных обезьян, говорит г-жа Кингсфорд, полость рта устроена по тому же образцу, как у человека: запечных мешков нет, Вартоновы протоки, т. е., выводные каналы обеих подчелюстных слюнных желез, открываются по обе стороны уздечки языка; язык похож на человеческий; у орангутанга вилкообразные сосочки языка расположены в виде угла или буквы V, как у человека; у шимпанзе их расположение несколько иное — в виде буквы Т. Форма и число резцов, клыков и коренных зубов у обезьян Старого Света («узконосых») те же самые, как у человека, только клыки у обезьян, особенно у самцов, длиннее, и «зубы мудрости» появляются в более раннем возрасте, чем у человека. Обезьяны Нового Света («плосконосые») отличаются от человека тем, что у них недостает в обеих челюстях, с обеих сторон, по одному большому коренному зубу, и его место занимает лишний малый коренной зуб. У человека поверхность больших коренных зубов делится неправильно ветвящейся бороздкою на четыре или на пять ясно различаемых бугорков. Такого же устройства и с таким же поверхностным расположением эмали большие коренные зубы у орангутанга, шимпанзе и гориллы.

Между тем, у травоядных животных распределение эмали совершенно иное: у толстокожих, жвачных (у этих последних в верхней челюсти нет резцов), грызунов — большие коренные зубы построены из слоев дентина, эмали и цемента, проникающих сквозь всю толщину зуба, так что на поперечном разрезе зуба виден не кружок дентина, одетый одним слоем эмали, как бывает у человека и обезьян, а значительное число волнообразно изогнутых складок; дентин, обладая меньшею прочностью, быстрее разрушается, и зуб приобретает неровную, иззубренную поверхность, приспособленную к перетиранию растительной клетчатки, которая всегда находится в пище этих животных.

С другой стороны, зубы плотоядных не представляют зубов в собственном смысле слова: это скорее гвоздеобразные инструменты, назначенные для разрывания на части их пищи — мяса. Резцов у них по шести в каждой челюсти, вместо четырех; они малы, остроконечны и не сходятся друг с другом; больших коренных зубов имеется только по одному на каждой стороне челюсти и их коронка напоминает пилу. Совершенно своеобразную форму имеет у этих животных последний малый коренной или «плотоядный зуб», особенно хорошо развитый у тигра: коронка состоит из трех острых бугорков значительной, но не одинаковой величины, сидящих один за другим и соединенных выдающимся краем зуба; на переднем бугорке есть еще добавочное острие. Ничего подобного не встречается у человека и ближайших к нему животных6».

Люди образованные и достаточные обыкновенно вставляют себе искусственные зубы уже в сорок лет, а иногда и раньше, потому что им нечем пережевывать мясо. Но у наших крестьян, которые волею судеб обречены на вегетарианство, зубы хорошо сохраняются до весьма почтенной старости. Не доказывает ли это, что наши зубы мало похожи на клыки хищных зверей, самой природой предназначенные для разрывания трупов всевозможных животных.

И по строению желудка мы также вполне подходим к обезьянам.

У человека, говорит г-жа Кингсфорд, желудок несложный, т. е. состоит только из одного помещения для пищи, как и у всего отряда приматов. Благодаря любезности профессора Брока, я имела возможность осмотреть рисунки и препараты, собранные в его антропологическом кабинете; они доказывают с поразительной очевидностью единство в устройстве пищеварительных органов человека и высших обезьян; на первый взгляд не заметно никакой разницы. Только при внимательном сравнении можно видеть, что желудок человека несколько меньше обезьяньего. Что же касается кишечного канала человекообразных обезьян, то в нем не наблюдается ни малейшего отклонения от человеческого; на слепой кишке нет брыжейки, и она удерживается на месте в правой подвздошной области непосредственно брюшиной; червеобразный отросток существует у всех человекообразных и такой же длины, как у человека7.

Если предположить, что в доисторические времена человек питался так же, как родственная ему обезьяна, надо думать, что наступила какая-нибудь случайная и временная причина (недостаток в зернах и плодах), заставившая его пожирать животных. Изобретение огня дало нашим предкам возможность поедать мясо в подправленном виде, так как человек едва ли был когда-нибудь в состоянии истреблять сырые трупы. Приходилось вести войну с вредными зверями, и голод дал повод попробовать их мясо; таким путем достигались две цели сразу. Во всяком случае, очень трудно сказать, что у человека естественно, и что плод культуры.

Орангутанов пробовали кормить мясом, и они к такой пище привыкали, но из этого не следует, что обезьяны должны питаться смешанной пищей.

Теоретические соображения доказывают, что вегетарианство вполне возможно, но в научные теории легко вкрадываются ошибки, вследствие несовершенства наших знаний. А потому в данном случай практика важнее теории.

Практика же доказываете, что растительная пища может заменить мясную, и что вегетарианцы вполне сохраняют умственную и физическую силу.

Д-р Ворошилов доказал, что безразлично, питаться ли горохом или мясом. Питаясь известный период времени одинаковым количеством хлеба и сахару, он прибавлял к пищи, попеременно, то мясо, то горох. При этом вес и поддержание сил, как при одном, так и при другом режиме, оказывались тождественными8. Вегетарианцами были выдающиеся деятели и писатели, как напр. Будда, Франклин, знаменитый, французский химик Шеврель, Грехем и у нас гр. Лев Николаевич Толстой. Этих имен, я полагаю, достаточно, и ясно видно, что умственная деятельность не страдает от растительной пищи.

Физиологи старой школы утверждают, что народ, воздерживающийся от мяса, не способен к цивилизации, и указывают на Китай. Но растительная пища не помешала китайцам выработать нравственную философию и своеобразную культуру в то время, когда европейские народы пребывали в варварском состоянии. Если потом они остановились в своем развитии и с нашей точки зрения не пошли вперед, в этом, очевидно, виноват не способ питания. Эскимосы питаются преимущественно животными и салом, и, тем не менее, у них не существует ни истории ни философии.

Естественная диета, говорит основатель вегетарианства в Германии Бальдер, увеличивает человеческие силы, красоту и продолжительности жизни. Если бы люди воздерживались от мясной пищи, они могли бы жить гораздо дольше9.

При наших теперешних, совершенно недостаточных наблюдениях, мы не можем утверждать, что растительное питание должно вести к исключительному долголетию.

Но во всяком случае практически возможность вегетарианства доказана в последнее время целым рядом лиц, отказавшихся от мясной пищи и не потерявших от этого здоровья.

В Англии, классической стране кровавого ростбифа, появилось первое вегетарианское общество в 1847 г. Там существует даже специальное общество для распространения вегетарианства среди детей ( Jvy Leaf Society ).

В Германии издаются вегетарианские газеты и в большинстве городов имеются вегетарианские столовые, а первое общество вегетарианцев было основано в и869 г. Бальцером.

У нас же первое вегетарианское общество открыто в Петербурге 7 февраля 1902 г. Председатель доктор медицины А. П. Зеленков и известный профессор А. И; Воейков деятельно стараются собственным примером и публичными сообщениями распространять в обществе правильный взгляд на цитате. В такое короткое время конечно нельзя было достигнуть существенных результатов, но важен почин.

Анонимная вегетарианка, принадлежащая к членам общества, делится с публикой очень полезными сведениями:

«Семья наша пятый год пользуется домашним вегетарианским режимом, и мы достигли блистательных результатов Я не буду касаться здесь подробностей, скажу только вскользь, что муж мой, прострадав годами тяжкой формой нейрастении, хроническим катаром желудка, зева и гортани, часто повторявшимися головными болями и острыми воспалениями зева из отпетой эскулапами развалины превратился в здорового, жизнерадостного и работоспособного человека. Сын мой, годами мучившийся экземой, две дочери, подвергавшиеся всяким ангинам и фо-крупам, со времени перехода на вегетарианский режим, здоровы и веселы. Я же, прострадав сильнейшими острыми приступами ревматизма и подагры (отчасти унаследованной, отчасти благоприобрётенной) из калеки превратилась в совершенно здоровую женщину. Мы уже более не боимся, как прежде, простуды и заразы. Все это логично и понятно, так как надлежащее питание, приводя кровь к нормальному составу, увеличивает тем самым, одновременно, силу самозащиты организма10.

Д-р Хег, стоящий во главе одного из выдающихся госпиталей Лондона, говорит следующее:

Современный образ жизни есть часто продукт величайшего незнания, служит причиной страшной расточительности времени и денег, вы

Источник:

Оценить:    

Рейтинг: 3,00 Голосов: 3

Наиболее популярные: Законадательство

Похожие статьи:

ГЛАВА II Человек и животные В.П. Безобразов
Глава 2. Права и свободы человека и гражданина
Права животных П.В Безобразов
Студийные мониторы vs hi-fi акустика
Метод Бронникова: сверхсознание и психобиокомпьютер
Беременность и вегетарианство
Вегетарианство
Вегетарианство и его отличие
Вегетарианство -система питания не имеет ни малейшего отношения к здоровью